aif.ru counter
Татьяна Захарова 0 488

Скорая помощь - не такси. Врач о тех, кто мешает спасать тяжелых пациентов

Статья из газеты: «АиФ-Юг» № 50 14/12/2017

Сколько за сутки поступает вызовов, из-за чего бригада долго едет и почему медики не желают друг другу спокойной ночи, рассказал главный врач Краснодарской больницы скорой помощи Николай Босак.

Романов Кирилл / АиФ

Вопросов к отечественной системе здравоохранения много, претензии не высказывает только ленивый. Нередко проскальзывает и недовольство работой скорой помощи, но мало кто задумывается, как служба выглядит по ту сторону, глазами врачей.

Бахилы. Вечный спор.

Татьяна Захарова, «АиФ-Юг»: Николай Владимирович, когда у врачей скорой помощи «высокий» сезон?

Николай Босак: Круглый год. Людей, которые набирают «03», всегда много. Примета времени: чем больше скорую помощь ругают, тем чаще ее вызывают. Ведь это проще всего. Не нужно идти в больницу по холодной погоде, нет необходимости стоять в очереди в поликлинике, не надо ждать несколько дней, а то и больше назначенного исследования. Отношение к службе стало потребительское. «Скорую» необходимо вызывать прежде всего тогда, когда есть угроза жизни: инфаркты, тяжелые травмы, инсульты. В этих случаях время приезда бригады не должно превышать 20 минут. Такие обращения как температура, обострение хронических заболеваний ставятся в очередь и могут быть отсрочены на время до двух часов. Все это четко прописано законом. Сплошь и рядом ситуации, когда у человека неделю болит голова, но он исправно ходит на работу, ведь у него квартальный отчет или сдача проекта, а в пятницу вечером приходит домой и вызывает «Скорую»: «Приезжайте немедленно!»

Досье
Николай Владимирович Босак родился в 1976 году в Краснодаре. Окончил Кубанскую государственную медицинскую академию (ныне КубГМУ), клиническую интернатуру и клиническую ординатуру по специальности терапия, прошел профессиональную переподготовку по специальностям пульмонология, организация здравоохранения и общественное здоровье, скорая медицинская помощь. В 2002-2008 годах работал врачом-пульмонологом в Краснодарской городской больнице № 2, затем заведующим пульмонологическим отделением больницы. с 2009 по 2011 годы - первый заместитель руководителя департамента здравоохранения Краснодарского края. С декабря 2011 года - главный врач городской клинической больницы скорой медицинской помощи.

Как-то общался с коллегой из Вены, он не поверил, что на первом месте по количеству вызовов у нас давление и температура. У них на двухмиллионный город 60 машин, в Краснодаре - 65. Они справляются с нагрузкой, мы  -  нет. Часто наша «Скорая» просто выполняет функцию такси.

Есть, правда, и противоположная категория: люди, которые до последнего сидят, не вызывают врачей, а потом еще и отказываются ехать в больницу. У неотложки нет диагностического оборудования. Мы можем измерить давление, температуру, уровень сахара в крови, сделать ЭКГ, оказать первую помощь, на время облегчить состояние. Но только в больнице под наблюдением узких специалистов можно поставить окончательный диагноз. Бывает, родители подписывают документы об отказе на госпитализацию ребенка, а врачи видят - есть угроза жизни. Насильно забрать не могут, если это не асоциальная семья.

Еще одна сегодняшняя тенденция - люди стали воспринимать свой организм как конструктор «Лего». В случае чего можно просто заменить «деталь», например, пересадить почки или печень. Да, технологии шагнули далеко вперед, но не во всех случаях это возможно.

- Одно время была волна обсуждений, что водители не уступают дорогу «Скорой». Выросла ли культура вождения? И как вообще бригада пробивается к пациентам по пробкам?

- Уступают. С этим стало намного лучше. Но проблема нашего города - слишком узкие дороги, на которых скапливается огромное количество транспорта. Улица 40-летия Победы - магистраль, по которой идет большой поток госпитализаций в больницу скорой помощи и в 1-ю краевую больницу. Как проехать участки в районе пересечения с улицами Российской, Колхозной в будни после 18 часов? Заторы километровые. Наши водители вынуждены рисковать и выезжать на встречную полосу. Даже суббота уже перестала быть выходным днем от пробок. Свободно на дорогах пока только в воскресенье. А пик звонков приходится на 18-19 часов в будни. Словно издается выстрел из стартового пистолета, и звонки просто сыплются. К полуночи волна стихает, утро, обычно, спокойное, днем  - терпимо. В целом за сутки в Краснодаре поступает около тысячи вызовов, по краю - 4,5 тысячи.

- Что самое трудное в работе «Скорой»?

- Население стало «наэлектризованным», враждебным, в том числе и к нам. Часто медики приезжают, не успевают даже переступить порог, их сразу начинают снимать на телефон, хамить, заставляют разуться или надеть бахилы. Споры не утихают - надевать или нет. Скажу так, если кому-то действительно нужна медицинская помощь, если есть угроза жизни, ковры и чистый пол будут волновать в последнюю очередь. Если этот вопрос поднимается, значит, ситуация не экстренная, не работа для «Скорой».

Непредсказуемое «плохо»

- Как же удается выдерживать психологическую нагрузку?

- Сильные справляются, но многие и уходят. Осуждать за это нельзя. На «Скорой» работают обычные люди.

- Какие требования предъявляете новичку?

- Профессиональное отношение к делу и доброжелательное к пациенту.

- А милосердие, сострадание?

 - Да, от нас ждут глубокого переживания за пациента, но это чересчур идеально, правильно, по-литературному красиво. Любой человек, приходящий в медицину, обладает этими качествами, иначе он отсеется еще на этапе учебы в университете или колледже. Но со временем происходит деформация, привыкание. Безусловно, есть моменты, которые не примешь и не забудешь никогда. Если умирает ребенок, когда в аварии погибает семья…  Некоторые врачи и фельдшера, особенно молодые девушки, приезжают после такого на подстанцию и плачут. По возможности диспетчеры стараются не трогать их хотя бы в течение часа. Но такое бывает редко. Конвейер не останавливается, звонки поступают. Вот выходят они после смертельного вызова, когда изо всех сил откачивали ребенка, вокруг все кричали и плакали, и отправляются на другой.

Наша работа на виду. Тяжело сохранять спокойствие в экстренной ситуации в общественном месте, когда кричат, мешают, снимают на камеру, лезут с советами, насмотревшись сериалов. Лучше бы помогли поднять пострадавшего, удержать человека в судорогах, донести сумку, позвонить в полицию, если этого требует ситуация, вызвать дополнительную бригаду медиков. Конфликты и агрессия ни к чему не приведут.

- Помните свой самый тяжелый вызов?

- Не забуду 22-летнего парня, который умер, держа меня за руку. У него было страшное, неизлечимое заболевание - муковисцидоз. Молодой организм истощен, одышка до 30 дыханий, когда в норме у здорового человека 18 - 22. Любое движение дается невероятно сложно.

Самый опасный для нас повод для вызова - слово «плохо». Кровотечение, боль в грудной клетке, потеря сознание - в этих случаях медик может спрогнозировать развитие ситуации, а вот когда говорят, что плохо - всегда непредсказуемо. Это может быть плохо от того, что поссорилась с мужем и сильно переживает, и от того, что человек просто сползает по стене и в силах сформулировать только предложение.

- Как считаете, ваша работа благодарная?

- Оплачиваться она должна лучше - это однозначно. Но чувство, которое испытываешь, когда спасаешь человек,а не сравнить ни с чем. Когда «качаешь», делаешь непрямой массаж сердца - и пациент оживает, или в тяжелейшем приступе бронхиальной астмы в твоих руках человека отпускает - бесценно. Ради этого стоит жить и работать.

- На слуху случаи нападения на «Скорую». Медики как-то защищены?

- Нападения не делают нашу профессию популярной. Хуже пьяного пациента - только пьяная компания. Не поехать на вызов медики не могут. У нас есть экстренная кнопка вызова полиции, связь с диспетчерской. На буйных находится управа.

- Отличается ли обслуживание частной и государственной «Скорой»?

- Принципиально ничем не отличается. Да и специалисты иногда одни и те же работают. Частную «Скорую» вызывают на давление, температуру, похмелье. Там нет тяжелых случаев, ее не вызывают на ДТП. В частной медицине практически не умирают. Если врач заподозрил серьезный диагноз, он направит пациента в государственное учреждение.

Никаких «Спокойной ночи»!

- Бывают ли у вас смешные вызовы, абсурдные?

- И такие тоже случаются. Как-то поступил вызов в аэропорт. Женщина с ребенком собиралась лететь. Она позвонила в «Скорую», потому что ребенок сильно плакал от того, что испугался гула самолета.

- Говорят, иногда старики вызывают «Скорую», потому что им скучно. Это так?

 - Коллеги из сельских районов рассказывали, как по несколько раз в день звонила одинокая бабушка. Медики каждый раз приезжали, ничего серьезного у нее не  было. Однажды старушка попросила их растопить печку.

- В какие приметы верят сотрудники скорой помощи?

- Самое главное, не желать друг другу спокойной ночи или удачного дежурства. Значит, смена будет тяжелой: то пациенты «посыплются» один за другим, то в городе неожиданно случится транспортный коллапс, а то и машина сломается на пути к больному или попадет в ДТП. 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Почему Краснодар застрял в предновогодних пробках?
  2. В честь кого назвали аэропорты Сочи, Анапы и Краснодара?
  3. Сколько дней россияне будут отдыхать на новогодние праздники в 2019 году?
  4. Куда обращаться, если не выдают бесплатные лекарства?
  5. Почему на Кубани подорожали хлеб и сахар?
Самое интересное в регионах