Юрий Лучинский 0 105

«Хризантема» не расцвела. Тайны сочинской дачи Сталина

Статья из газеты: «АиФ-Юг» № 42 18/10/2017

Было два варианта шифрованных телеграмм при исполнении зловещего плана японской разведки - «Сакура опала» и «Хризантема расцвела». Первый означал провал операции по физическому устранению лидера СССР, второй - ее успешную реализацию.

Смерть Ленина в январе 1924 года сподвигла члена Реввоенсовета СССР Климента Ефремовича Ворошилова то ли по собственной воле, то ли по совету товарищей представить на закрытом заседании ЦК ВКП (б) доклад «Об охране здоровья партверхушки». В постановлении по итогам доклада чёрным по белому записано: «Просить Президиум ЦКК обсудить необходимые меры по охране здоровья партверхушки, причем предрешить необходимость выделить специального товарища для наблюдения за здоровьем и условиями работы партверхушки».

Срочно была создана Лечебная комиссия ЦК, где светила медицинской науки должны были бдительно следить за самочувствием партийной элиты. Тем более что автор «Двенадцати половых заповедей революционного пролетариата» Арон Залкинд утверждал, что организм «старых большевиков» вследствие перенесенных стрессов сильно изношен и «подвергается быстрому угасанию».

Вместе с комиссией появилась еще одна новая структура с загадочной аббревиатурой КУРУПР. Расшифровывалось все достаточно просто - «курортное управление», в ведение которого входили строительство и эксплуатация государственных дач для большевистской номенклатуры.

«Зеленая роща» вождя

Иосиф Виссарионович, следуя заповеди Ильича «беречь старую гвардию», а, следовательно, прежде всего самого себя, предпочитал отдыхать в собственных резиденциях, вдалеке от любопытных глаз и при соблюдении строжайшей охраны его очередного местопребывания. Генсек не зря опасался покушений на свою жизнь - врагов у него было немало. Загородные дачи Сталина переделывались и обставлялись в соответствии со вкусами их обитателя, а новые возводились согласно его пожеланиям. 

Всего насчитали свыше двадцати дач Сталина - четыре или пять в районе Москвы, четыре в Крыму и четырнадцать на Кавказе.

Из кавказских резиденций большая часть расположена на территории Абхазии, а четыре  -  в Сочи.

Так как врачи диагностировали у вождя ревматизм, то ему было предписано ежегодное посещение мацестинских ванн. В 1925 году для этих целей было перестроено имение бывшего главы «Сибирского Дома Братьев Зензиновых». Но к началу 1930-х возникла идея строительства в Мацесте новой дачи для Сталина под названием «Зелёная роща». Проект было поручено разработать архитектору Мирону Ивановичу Мержанову.

Ошибка архитектора

Мержанов, приходившийся, к слову сказать, дальним родственником великому маринисту Ивану Айвазовскому, родился в Нахичевани-на-Дону. Окончил гимназию и начинал учиться на инженера в Петрограде, но события Гражданской войны забросили его на Кубань. Он оказался в деникинских войсках, а с приходом красных остался в Краснодаре, где три года проучился в местном политехе. Затем был переезд в Кисловодск и первые серьезные работы в качестве архитектора.

В 1929 году Мержанов вошел в круг «кремлевских» архитекторов, выиграв открытый конкурс на строительство санатория РККА в Сочи. Конкурс курировал лично Ворошилов, и судьба Мержанова была предопределена. Через два года он был вызван в Москву и получил должность главного архитектора хозуправления ЦИК СССР. Первый заказ - проектирование комплекса государственных дач «Бочаров ручей», за которым последовали заказы на строительство сталинских дач.

Строительство дачи по проекту Мержанова в Мацесте было завершено в 1937 году, все пожелания учтены - два этажа, зал для просмотра кинофильмов, потолки и стены отделаны ценными породами дерева шестнадцати сортов.

Но при сдаче объекта произошло одно пренеприятнейшее происшествие.  Дело в том, что Сталин терпеть не мог фонтанов, а архитектор то ли забыл, то ли не принял это соображение в расчет.

Генерал Николай Сидорович Власик, начальник охраны вождя, прибыв с инспекцией за несколько дней до приезда «самого», устроил Мержанову и начальнику УНКВД Азово-Черноморского края Люшенкову жуткий разнос и пригрозил серьёзными последствиями.

В итоге за пару дней фонтан был переоборудован в клумбу, и вождь народов остался доволен.

Обиженный полковник

На дворе стоял 1937 год. Времена, надо сказать, далеко не вегетарианские. Шпионы и вредители чудились повсеместно. Краевая газета пестрела заголовками типа - «Смести вредительские барьеры на пути карусельного станка», «Ещё раз о верхоглядстве и кустарничестве в науке», «На пивзаводе орудуют враги» или «Селекционное дело ещё не распутано».

В такой обстановке можно было ожидать всего, чего угодно.

Впрочем, Мержанов этого не заметил. За строительство дачи он получил благодарность и новые заказы, а в 1938 году по поручению Сталина подготовил эскизы для медали «Золотая Звезда», которая, как гласил соответствующий Указ, «является знаком отличия лиц, удостоенных высшей степени отличия СССР - звания Героя Советского Союза.

Правда, через несколько лет автор эскизов «Золотой Звезды» все же был арестован и получил десять лет лагерей.

Его «напарник по разносу» комиссар госбезопасности 3-го ранга Генрих Самойлович Люшков в Гражданскую воевал на Украине, в конце двадцатых работал под прикрытием в Германии, выведывая секреты авиационных заводов «Юнкерс», проводил коллективизацию на Дону, участвовал в расследовании убийства Кирова. Знал многое, а потому ничего доброго в назначении на Дальний Восток, вместо предвкушаемого перевода в столицу, не ждал.

Шли чистки в рядах чекистов, были арестованы ближайшие соратники, и, получив срочный вызов в Москву, Люшков медлить не стал - в июне 1938 года он перешёл границу с Манчжурией и попросил политического убежища.

Провал операции «Медведь»

Получить в свое распоряжение чекиста такого уровня - звание комиссара госбезопасности 3-го ранга соответствовало званию генерал-лейтенанта  - было огромной удачей для японских спецслужб. Люшков выдал многие секреты НКВД, раскрыл информацию о советских вооруженных силах на Дальнем Востоке и …

Стал готовить под патронажем японской разведки операцию по убийству Сталина на его мацестинской даче, расположение которой и систему охраны он знал досконально.

Был изготовлен даже макет этой дачи, разработаны способы проникновения на её территорию, маршруты отхода, найдены исполнители  -  шесть офицеров из «Союза русских патриотов» в Манчжурии.  Кодовое название операции - «Медведь».

В январе 1939 года группа диверсантов во главе с Люшковым и в сопровождении японского агента на пароходе добралась до Стамбула. Получив оружие, заговорщики направились к почти не охраняемому участку советско-турецкой границы. Однако при попытке перехода их ждал сюрприз - пограничники сразу же открыли пулемётный огонь. Потеряв троих убитыми, диверсанты были вынуждены бежать.

Удалось бежать и Люшкову. Операция «Медведь» провалилась, так как, как выяснилось позже, в японской разведке работал советский агент, известный под именем «Лео». Он и раскрыл план покушения  - и в Токио отправилась телеграмма «Сакура опала».

Перебежчик Люшков дожил до конца войны, но его ждала заслуженная кара - он был застрелен офицером Квантунской армии и тайно кремирован под именем японского военнослужащего. Свидетелей и участников подобных операций редко оставляют в живых.  

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как сохранить ясную память до преклонного возраста?
  2. Чем опасны энергетические напитки?
  3. Тест. Знаете ли вы, каким был Екатеринодар XIX века?
  4. Какие боги Древней Греции упоминаются в новом российском фильме «Мифы»?
  5. Когда и как пересчитать долги по страховым взносам?
Самое интересное в регионах