АиФ - Юг 0 117

История Марины Попович. Иностранные журналисты называли ее «Мадам МИГ»

На прошлой неделе не стало легендарной летчицы Марины Попович

Из личного архива

На прошлой неделе не стало легендарной летчицы Марины Попович. За свою карьеру она освоила более 40 типов самолетов и вертолетов. Одним из главных рубежей в ее карьере стал полет в 1967 году, когда она в два раза превысила звуковой барьер на самолете МИГ-21, побив рекорд американки Жаклин Кокран. После чего иностранные журналисты прозвали ее «Мадам МИГ».

Жизнь без передышки

О заслугах и наградах Марины Попович  можно говорить очень долго. Если же совсем коротко. 102 мировых авиарекорда установила она в небе, 10 из них были поставлены на огромном АН-22 («Антей»). Ни одна женщина в мире не летала на самолете такого класса, тем более в качестве командира экипажа. Всего же она освоила более 40 типов самолетов и налетала свыше 5600 часов.

В последние годы Марина Лаврентьевна большую часть года проводила на Кубани - в поселке Мостовском.  Здесь они со вторым мужем Борисом Жихоревым в живописном месте построили дом. Казалось бы, после такой напряженной работы можно и расслабиться. Но не тут-то было.

Героическая женщина оставила небо, налетав почти шесть тысяч часов. Еще будучи летчиком, она начала в перерывах между полетами и тренировками писать книги. А позже  это стало ее главным делом.

«Если бы сильно тосковала по полетам - а не летаю я уже давно - я полностью ударилась в депрессию, я бы, наверное, уже умерла. Очень многим людям, когда они лишаются своей главной работы, становится просто нечем дышать. Я себя заставила без передышки жить. Защитила диссертацию, дальше продолжала учиться. Получила очередное образование и пошла работать в МГУ при Институте механики. Кроме того, возглавляла Академию имени П. Г. Ощепкова и много писала: о небе и полетах, о друзьях и великих людях, с которыми мне довелось поработать», - рассказывала еще совсем недавно Марина Попович.

Всего перу летчицы  принадлежат 15 книг, вышедших общим тиражом в 1,5 миллиона экземпляров. По ее сценариям были поставлены художественные фильмы «Небо со мной» и «Букет фиалок». Вместе с мужем Борисом Жихоревым они выпустили книгу стихов «Наедине с небесами».

О легендарном прошлом новой жительницы  в крае знали и постоянно приглашали летчицу на лекции и уроки мужества. Она с удовольствием их посещала и отвечала на расспросы любознательных школьников.

Не женское дело

Нити, из которых был  соткан героический характер Марины Лаврентьевны, тянутся из детства. Будущая летчица родилась на хуторе Самусенки Смоленской области в семье Лаврентия Федосовича и Ксении Логиновны Васильевых. Из пятерых детей после трагической смерти сестры Зои старшей стала Марина. Отец не чурался никакой работы, вплоть до сплавления плотов по реке Двина, но главным в его жизни была музыка. Он в совершенстве владел скрипкой. Марина ему аккомпанировала на цимбалах, причем довольно умело. И быть бы ей музыкантом, если бы не нагрянувшая на порог война.

Великая Отечественная отвела на долю детей того времени немало горя. Марина Попович с болью в голосе вспоминает, как с соседскими ребятами прятались от фашистских бомбежек, как бегали «спасать» советского летчика, выпрыгнувшего из сбитого самолета, но расстрелянного еще в воздухе, как смотрели на тело повешенного на площади любимого учителя.

«Конечно, это было по-детски наивно, но мечта стать летчиком меня не оставляла. Правда, все оказалось не так просто. После школы поступила в Новосибирский авиационный техникум. Экзамены сдала хорошо, но меня зачислили на сварочное отделение. Однако позже все равно перевели на самолетное. Была такая проблема: я невысокого роста, не доставала в самолете до педалей. Пришлось заниматься специальной гимнастикой, для вытягивания ног подолгу висела вниз головой на турнике. То ли действительно упражнения помогли, то ли я просто сама по себе выросла, но рост увеличился с 156 до 160 см и путь в аэроклуб открылся. Сначала я прыгала с парашютом, а потом стала летать. На всю жизнь запомнила свой первый полет. Когда чувствуешь, как самолет подчиняется твоей воле, – это ни с чем не сравнимо. После аэроклуба я стала летчицей-спортсменкой ДОСААФ. Но хотелось стать профессионалом, военным летчиком. А все говорили: это не женское дело. Куда бы ни обращалась – отказы», – вспоминала Марина Лаврентьевна.

Фото: Из личного архива

Дело в том, что после войны вышел приказ: женщин в небо не брать. У них и на земле дел много. Война столько жизней унесла – надо детей рожать и воспитывать, народное хозяйство восстанавливать. Но Марина проявила железную волю и настояла на своем. Правда, для этого ей пришлось ехать в Москву и добиваться встречи с самим председателем президиума Верховного Совета СССР маршалом Климентом Ефремовичем Ворошиловым – запрет на полеты для женщин мог отменить только он. Несколько дней добивалась она приема – ночевать приходилось в парке на лавочке, так как денег на гостиницу не было. Наконец, Ворошилов принял просительницу. То ли Марина была очень убедительна в своем желании летать на военных самолетах, то ли маршал разглядел в юной хрупкой девушке богатый потенциал и силу духа, но просьбу ее выполнил. На заявлении поставил свою резолюцию: «Генерал-майору Герою Советского Союза Каманину Н. П. Прошу в порядке исключения направить в летное училище при необходимых летных данных и здоровье Васильеву М. Л. Маршал СССР К. Е. Ворошилов».

С этой драгоценной рекомендацией в руках и отправилась будущая легенда русской авиации в Саранское авиационное училище. Там уже два месяца шли занятия, но Марина не только догнала всех, но и закончила обучение с красным дипломом. После окончания ее оставили работать там летчиком-инструктором. Три года спустя она уже летала в Центральном аэроклубе им. В. П. Чкалова в парадном расчете. Таким результатом могли похвастать не многие мужчины-летчики, но Марине Лаврентьевне и этого уже было мало.

Борьба за небо

В 1963 году Марина Попович решила стать летчиком-испытателем. К тому времени она налетала 530 часов как инструктор, освоила пять типов самолетов, имела звание старшего лейтенанта запаса. Тем не менее, чтобы добиться разрешения, ей пришлось в самых высоких инстанциях доказывать свою состоятельность. Одной из преград на пути к освоению самолетов-истребителей стал полковник Виктор Алексеевич Иванов. Мастер высшего класса, Герой Советского Союза, летчик-испытатель, он был строгим порой до жесткости, но одновременно честным и справедливым человеком. Полковник делал все, чтобы отбить у Марины Попович желание летать, заставить разлюбить авиацию и обратиться к обязанностям жены и матери. В то время у летчицы уже была маленькая дочка, Наташа. Она втайне от мамы каждый день прибегала на аэродром, садилась на забор и часами наблюдала за полетами. Однажды Виктор Алексеевич ее заметил и спросил, чья же это девочка. На что та грустно ответила: «Я Наташа Попович, маму жду. Вон она летит» – и показала пальчиком на летящий самолет. Души не чаявший в детях, полковник с тех пор изо всех сил старался вернуть девочке маму. Но попытки разуверить летчицу в ее стремлении наталкивались на стойкое сопротивление. Марина Попович без полетов и аэродрома уже не могла представить своей жизни. В конце концов, Виктор Алексеевич сдался и даже написал блестящую характеристику, с которой Марину Лаврентьевну легко зачислили на летно-испытательную работу.

Полет за грань

Работа летчика-испытателя требует от человека исключительной собранности, глубокого понимания физических процессов на каждом этапе, отличной техники пилотирования, мужества и готовности к действиям во внештатных ситуациях. Каждый полет – испытание на прочность. Порой этот экзамен оказывается слишком сложным. Марина Попович несколько раз была в шаге от гибели. Однажды на взлете у МИГ-21 отказал форсаж двигателя, и самолет загорелся. Высота еще не была набрана, снизилась тяга, и истребитель упал. Марине повезло: бак с топливом при падении оторвался и сгорел отдельно, но ей не удалось выбраться из горящего самолета – замок кабины заклинило. Тогда  подумала: «Вот и смерть моя пришла!». Однако вовремя подбежавшие летчики разбили стекло фонаря и вытащили ее из кабины. В подобных случаях обычно отстраняют от полетов – такая психологическая травма не проходит бесследно. Но, зная характер летчицы, ей доверили самой решать свою судьбу. И она продолжила летать.

Мечта о космосе

В 1962 году, во время второго космического набора, Марина Попович в числе 250 кандидатов проходила медкомиссию в Центральном авиационном госпитале в Москве. Претендентов на полет в космос подвергали многочисленным испытаниям, анализам и экспериментам. Их  выдерживали лишь немногие.

К сожалению, после успешного прохождения всех испытаний врачи огласили свой приговор: «Не годна. Повышенный кислородный обмен». Марина, конечно, не поверила: откуда у нее, летчицы, летавшей на высоте в 18 тысяч метров, такой диагноз? Но дорога к звездам была закрыта навсегда, и мечта о космосе так и осталась мечтой.

О том, что не удалось побывать в космосе, Марина Попович почти не жалела.  Зато она много летала, чего были лишены многие летчики, ставшие космонавтами. Однако блестящая карьера Марины Лаврентьевны вновь чуть было не прервалась самым неожиданным образом. В 1965 году летчица проводила испытательный полет на разведчике ЯК-25РВ. На высоте в 17 тысяч метров она, почувствовав признаки кислородного голодания, ввела в действие аварийную кислородную систему, убрала газ, выпустила шасси, а потом потеряла сознание. Самолет вошел в крутую спираль, из-за перегрузки стали отрываться части крыла… Неуправляемая машина потеряла тысячи метров высоты.  На 8 тысячах Марина Попович пришла в себя, без паники оценила обстановку, вывела машину в горизонтальный полет и приняла решение идти на посадку. Все обошлось благополучно.

Причина отказа кислородной системы была выявлена, и в конструкцию самолета внесли необходимые изменения. За мужество, хладнокровие и умелые действия, проявленные в аварийной ситуации, командование представило полковника Попович Марину Лаврентьевну к званию Героя Советского Союза.

«Главнокомандующий ВВС Павел Степанович Кутахов, прочитав представление, возмутился: «Еще чего не хватало – уже и бабы у нас летают!», а затем поставил жесткую резолюцию – «Уволить». И это за 2 месяца до моей пенсии! Мало того, было направлено сообщение в ЦНИАГ (Центральный научно-исследовательский авиационный госпиталь), чтобы поставили мне диагноз: предынфарктное состояние. От такого можно и настоящий инфаркт получить, с летальным исходом!», – делилась воспоминанием о той обиде Марина Лаврентьевна.

Фото: Из личного архива

Так летчицу резко разлучили с небом. Два года жила она на земле, старалась заполнить пустоту ежедневными поездками, встречами с разными людьми, лекциями об авиации и космосе, но все это было не то. Небо тянуло к себе со страшной силой. И неизвестно, чем обернулась бы эта тоска по полетам, если бы не звонок от Олега Антонова, генерального конструктора ОКБ. Он пригласил летчицу работать к себе в бюро, и Марина Попович, не раздумывая, сразу же согласилась.

Женский «батальон»

Возвращение в небо было прекрасным. Теперь Марина Лаврентьевна – работник министерства гражданской авиации. Первый испытуемый самолет – АН-24.

«Удивительно, но я помнила все. Руки словно сами работали с приборами, команды выполняла четко, своевременно. Самолет и я – единый организм. Уже после первого самостоятельного вылета, когда отпустила штурвал, почувствовала, что вновь возвращаюсь в небо! Ура!», – летчица, будто заново переживает давние эмоции.

Олег Константинович посоветовал Марине Попович начать подбор девушек-авиаторов для полетов на рекорды. Летчица с энтузиазмом принялась за дело. Но не тут-то было. Оказалось, не так-то просто собрать «женский батальон» – слишком уж нелегкая это профессия. Но он был создан.

Бравый женский экипаж под командованием Марины Попович, невзирая на все трудности, поставил 71 мировой рекорд: по высоте, с грузом и без, по дальности, продолжительности и скороподъемности. Так группа советских летчиц доказала всей планете, что женщины способны на подвиги, которые не под силу большинству мужчин.

Разлученные небом

Несмотря на ореол романтики, жизнь летчика очень тяжела. А жизнь женщины-летчика – еще больше. Постоянно приходится выбирать: работа или личная жизнь, полеты или семья. И только Марине Попович, беззаветно влюбленной в небо, но все-таки земной женщине, удалось совместить эти две противоположные стороны судьбы. Правда, не до конца.

Со своим первым мужем, знаменитым космонавтом первого, «гагаринского», набора Павлом Поповичем, Марина познакомилась еще в Новосибирске, когда оба были курсантами.

«На первое свидание Павел не догадался купить цветы. А может, просто не подумал или некогда было, – рассказывала Марина Попович. – А я накануне летала, у нас на аэродроме росло много ромашек – собрала букет и ему подарила. Он был крайне смущен, взял цветы, покрутил, потом прижал к груди. Прошло много лет, и оказалось, что эти ромашки он засушил и, когда летел в космос, взял их с собой».

После училища жизнь развела влюбленных по разным городам, но они долго переписывались. Наконец, в 1955 году, встретились и поженились. Их брак стал ареной для столкновения нешуточных страстей и амбиций. Оба страстно любили летать, и ни один не смог пожертвовать небом ради семьи. Еще до свадьбы оба поклялись никогда «не подрезать крылья» друг другу. Но выдерживать обещание на деле было гораздо труднее. Как волновался он за свою жену, когда Марина шла на свой первый рекорд!

«Павел, наблюдавший за моим полетом, очень сильно переживал, – рассказывала летчица. – Внешне спокойный, он словно замер, особенно после моего третьего захода, с тревогой провожая глазами стремительно пронесшуюся в воздухе машину. Первым встретил меня, преподнес букет роз и тихо сказал: «Больше не пущу!». И тогда я напомнила ему наш уговор.

Несмотря на все сложности и практически постоянное отсутствие обоих супругов дома, они все-таки прожили вместе ни много ни мало 30 лет и воспитали двух дочерей. Когда же Павел все-таки не выдержал тягот и ушел из семьи, Марина не отчаялась и смогла найти в себе силы жить дальше. И судьба отблагодарила ее за это, подарив новую жизнь.

«С Борисом Александровичем Жихоревым мы вместе работали в Тушино. Он был заместителем начальника штаба авиации сухопутных войск. Я ему очень сильно симпатизировала. После смерти жены он уехал куда-то далеко к родным, долго его не было, а я перешла на другую работу. Потом он вернулся в Москву, и мы поженились. Мне было пятьдесят пять лет», – с теплой улыбкой вспоминала Марина Лаврентьевна.

После неба

Свою последнюю книгу «Я – летчик!» Марина Лаврентьевна, по многочисленным уговорам друзей и родных, сделала автобиографической. На внутренней стороне обложки ярким девизом выделена цитата: «…И радость полетов – это жизнь, настоящая жизнь. И правда состоит в том, что человек, поднявшись сам в небо, насладившись властью над машиной, поверив ей, навсегда полюбит этот безбрежный океан света, солнца и радости…».

В предисловии к данной книге Борис Жихорев написал: «Пройдет время, люди забудут имена тех, кто сегодня не сходит с экранов и страниц средств массовой информации. И потомки свяжут наше время с именами Ю. А. Гагарина, С. П. Королева и других настоящих Героев. Среди этих имен навсегда сохранится и имя великой женщины XX века – Марины Попович. Я глубоко убежден в этом».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как сохранить зрение, если вы постоянно работаете за компьютером?
  2. Что известно о перестрелке в Армавире, где погиб офицер Росгвардии?
  3. Как сохранить ясную память до преклонного возраста?
  4. Чем опасны энергетические напитки?
  5. Тест. Знаете ли вы, каким был Екатеринодар XIX века?
Самое интересное в регионах